Связаться с нами

Заявление на вывод средств


Скачать

Советы отца, которые уже не услышать…

Мой отец умер 1-го апреля прошлого года. По иронии судьбы, он был из тех людей, которые всегда не прочь отпустить какую-нибудь шуточку. В преддверии наступления Нового года, когда все мы сосредоточенно устанавливаем новые цели и наполняемся решимостью достигнуть их, папа посоветовал бы первым делом…

…не терять чувства юмора

Папу считали исключительно прагматичным и крайне лояльным человеком; он был профессиональным банкиром, который проработал в одном и том же учреждении 36 лет. Его приняли на работу кассиром, а на пенсию он уходил с должности генерального директора, и каждый его день был наполнен целесообразностью, самоотверженностью и здравым смыслом. К тому же, он получал наслаждение от самого процесса.

В свою последнюю неделю жизни папа поделился с нами историей о том, как он стал директором. Он вспомнил, как его мать (моя бабушка) спросила у него: «Что ты знаешь об управлении банком?»

«Ничего», – ответил он. – Но я хорошо знаю людей».

Это, казалось, придавало ему сил, чтобы справляться с трудностями, с которыми он столкнулся, став лидером, и помогало находить общий язык с людьми. «Предположим, перед вами стоит группа людей, – пояснил он. – Вы должны спросить себя: “Чего могут добиться эти люди с учётом своих особых достоинств и недостатков?”».

Такой подход мне показался необычайно внимательным. Я думаю, что для папы это была вера в человеческий потенциал и возможность достигнуть большего. Каждый раз, когда я из-за неуверенности в себе сворачивала бы с верного пути, он просто говорил бы…

…делай то, что ты любишь, и делай это хорошо

Мой отец верил, недвусмысленно, в своих детей. Будучи человеком, который любил возиться с цифрами, он воспитал трёх творческих людей: музыканта, живописца и писателя.

Нет сомнений, что наши творческие порывы и неординарность время от времени не давали ему спать по ночам. Однако папа никогда не подвергал сомнению наши таланты и не умалял наши достоинства. Наоборот, он уважал нас как людей, как творческих личностей и – позже – как родителей.

Какая невероятная удача для любого ребёнка расти не только в безусловной любви, но и в вере родителя в его или её потенциал, способность подарить миру что-то хорошее и красивое. Его девизом как отца и наставника были следующие слова…

…верь в людей, и они будут верить в себя

Написание некролога для папы было похоже на каталогизацию насекомых, которые водятся в бассейне Амазонки. Он никогда не хранил своих фотографий с доски почёта, свидетельств, медалей или премий; таким образом, моей матери, двум братьям и мне пришлось восстанавливать события многих лет, используя нашу коллективную память в качестве архива. Жалея о том, что раньше мы не докучали ему расспросами о каждой детали его жизни, мы смогли написать всего лишь одно предложение, которое чётко подводит итог его карьеры:

«Дэвид, которым восхищались все, с кем он работал, был эталоном самых высоких стандартов личной и профессиональной целостности. Он всегда ставил интересы и благополучие сотрудников, компании и сообщества превыше всего».

В этом был весь папа. Он всегда пытался сделать всё правильно. Он заботился обо всех, кто его окружал: ближайших родственниках, постоянно растущей семье, друзьях и сотрудниках.

За десятилетия своей волонтёрской работы он помог бесчисленному количеству бездомных, матерей-одиночек и детей из неблагополучных семей. Он верил, что должен предложить доступное жильё и профессиональное обучение в дополнение к временному убежищу и еде.

Папа всегда сухо отзывался о газетных статьях, в которых о нём писали как о «гордости общества»:

Если тебе есть, что предложить, предлагай

Папа удостоверился, что его дети поняли суть выражения «Деньги не растут на деревьях». Он также научил нас ценить то, насколько удачно мы вписались в окружающую среду. «Мне и вам невероятно повезло, – сказал он мне однажды. – Некоторые люди уже счастливы просто потому, что просыпаются утром живыми».

Многие из нас после праздников затягивают пояса потуже и впадают в панику в преддверии налогового периода, а папа предложил бы следующее:

Живи по средствам, это всё, что тебе нужно

В разгар своей карьеры в Массачусетском университете Лоуэлл пригласил моего отца выступить на церемонии вручения дипломов и, пока он будет находиться в кампусе, посетить факультет бизнеса и финансирования.

Студенты засыпали его вопросами о том, как получить лучшие рабочие места, как взобраться на самую вершину, как правильно заключать сделки, как добиться карьерного роста, как достичь слияния с крупными банками и поглотить маленькие. Они жаждали раскрыть секрет безграничного богатства и ошеломительного успеха.

К их общему разочарованию, ответом папы почти на все вопросы было следующее:

Упорно работай

Научись общаться с людьми

Не относись к себе слишком серьёзно

Его речь на церемонии вручения дипломов была сосредоточена вокруг темы скромности, сострадания и служения. Он прочитал её вслух в нашей гостиной. Я помню, что он чувствовал себя крайне удивлённым. Папа очень гордился тем, что закончил свою речь словом «любовь».

«Возможно, после этого меня больше не позовут на другие церемонии вручения дипломов, – смеялся он впоследствии, – однако, в конечном счёте, они поймут, что я прав».

Папиному «датчику вранья» позавидовал бы сам Пентагон. Мы всегда были в недоумении: как он это делает? Он пресекал любые попытки обмануть себя грозным взглядом и резкими словами: «Я не куплюсь на это!»

Во времена поддельных новостей, политической борьбы и неразборчивой нетерпимости папа иногда выдавал нечто вроде этого: «Что за дерьмо?! Ну, ничего, время рассудит. История не любит проходимцев».

И, конечно, он всегда подводил итог жизненными фразами:

Победа или поражение имеют меньшее значение, чем то, как ты добился этого

Если бы папа сидел рядом со мной и читал это, я уверена, что он подверг бы сомнению всё написанное и дал бы мне время, чтобы я ещё раз всё обдумала. У него была репутация самого прямолинейного человека в городе.

Как отец, он был непревзойдённым шутником и довольно требовательным человеком. Он не давал нам расслабиться.

Если мы говорили «Прошу прощения», вставая из-за стола, он отвечал категорично, но в то же время игриво: «Тебе нет оправдания». Когда мнение, которое он пытался донести до нас, наконец, было услышанным, он восклицал в изумлении: «Бывают просветы и в этой голове!». Когда я спрашивала: «Папа, я могу переночевать у Кары?», он язвительно замечал: «Ну, я не знаю. А ты можешь?».

С наступлением 8 ноября 2016 года, когда страх и беспорядок окружили меня, я задалась вопросом «Что папа подумал бы обо всём этом?». Что он сказал бы? Что он сделал бы?

Для начала, я думаю, он поудобнее уселся бы в своё кресло и только потом приступил бы к размышлениям. (Каждый раз, когда он делал это, можно было «увидеть», как в его голове щёлкают механизмы.) В конечном счёте, он откашлялся бы и произнёс: «Итак, дети…». Затем, отбросив панику в сторону, он с уверенностью сказал бы:

У нас есть мозги – время использовать их

Семья для моего отца всегда была на первом месте. Несмотря на огромное количество обязанностей на работе, папа всегда старался быть рядом – семейные ужины, сказки на ночь, настольные игры, выходные дни, праздники, концерты, летние отпуска, походы, церемонии вручения дипломов, пребывания в больнице, знакомства с невестами и женихами.

Папа расставил свои приоритеты, и он придерживался их порядка до конца своих дней. Внуки постоянно гостили у него, когда он ещё был в состоянии уделять им должное внимание, и его не изнуряла постоянная боль. Зная их всех достаточно хорошо, он мог сказать или сделать что-то прекрасное для каждого ребёнка – нежное объятие, шутка, чтобы поднять настроение, тонкий комплимент новой стрижке.

Так или иначе, папа прожил достойную жизнь.

Какой совет он дал бы моей семье теперь, когда мы пробиваемся в этом жестоком мире, не зная, что нас ждёт впереди? Несомненно:

Любите друг друга!

 

Джилл Кидайш 

Метки: ,

Комментарии

Читайте так же

Подписывайтесь на свежее

Только самое интересное на ваше e-mail