Связаться с нами

Заявление на вывод средств


Скачать

Мы живём в фейковом мире

Причина? Реклама.

На протяжении всей моей жизни реклама поддерживает то, что мне нравится. Ни одного мультфильма (начиная от «Новой жизни Рокко» и «Времени приключений» и заканчивая «Вселенной Стивена» и «Риком и Морти») не существовало бы без рекламы. В наши дни музыка меньше зависит от радио в плане распространения, однако до недавнего времени радио было совершенно необходимо для распространения музыки. Даже сейчас, когда радио теряет популярность, музыканты по-прежнему получают прямую поддержку от рекламы на таких платформах, как Spotify, и они присоединяются к огромному количеству творческих людей, которые полагаются на YouTube с той же целью. Иными словами, без рекламы вещей, которые я люблю, не существовало бы.

Но в последние годы требуется больше усилий, чтобы различить, где заканчивается реклама и начинается реальность.

Во многих отношениях реклама отражает мир, пытаясь скрыть проблемы. Это верно в отношении того, как они изображают несовершенные продукты, а также в их молчаливом влиянии на платформы, которые формируют наше мировоззрение – платформы, которые полагаются на деньги от рекламы, чтобы выжить. Результатом является «дезинфицированный» мир, который любит рекламу и скрывает несправедливость и реальные проблемы, чтобы обеспечить ложное, временное состояние комфорта.

Является ли мир, где мы живём – мир, где продукты и услуги, кажется, дарят нам идеальные короткие эпизоды, на которые мы можем полагаться на некотором уровне – реальным? Реклама присутствует в большинстве наших СМИ. Это считается настолько привычным, что на указание на проблемы с рекламой иногда реагируют раздражением или даже спорами. Под одним из моих видео на YouTube мы получили несколько враждебных комментариев, потому что в нём мы «критикуем то, что даже не имеет значения, поэтому довольно странно злиться на такого рода вещи».

Это улей, который я, вероятно, буду ворошить снова и снова. Это важно для меня.

Мы росли, чувствуя себя личностями. Пожалуй, мы являемся поколением, представители которого свободны быть теми, кем себя чувствуют. Но в некотором смысле наша личность определяется новой, мощной внешней силой.

Понимание этого означает раскрытие правды о том, что я называю «культивируемой личностью». Это не только моё мнение: существует множество работ и исследований на эту тему. Когда дело доходит до того, кем мы есть, мы убеждаемся, что то, что мы потребляем, имеет значение.

Как личности, мы все лидеры. Мы сами принимаем решения и получаем то, чего хотим – вроде бы. Но как мы понимаем, чего нам хочется? Под влиянием рекламы.

Если информация – это сила, то суть её применения кроется в распространении. Мы наблюдали это в прошлом году – с «альтернативными фактами», «фейковыми новостями» и прочими практиками, которые я просто назвал бы «манипуляцией реальностью», но это явление существует с незапамятных времён.

Реклама контролирует распространение информации таким образом, что она избирательно скрывает определённые факты. Реклама представляет вам самую красивую версию продукта, услуги или образа жизни, которая достаточно правдоподобна, чтобы избежать проверки. Но давайте будем честными: гамбургеры из McDonald’s не выглядят таковыми.

Представьте, что вы никогда не слышали о гамбургерах McDonald’s раньше. В рекламных роликах пища действительно выглядит привлекательной, и у вас может возникнут желание попробовать её. Но после того как вы заплатите за гамбургер (для McDonald’s не имеет значения, как этот гамбургер выглядит), компания достигнет того, на что надеялась. Гамбургер не должен быть потрясающим. Ему достаточно быть просто хорошим, чтобы вы захотели купить ещё один.

Если цель – получить прибыль и удержать клиента, в таком случае единственным препятствием для брендов является тщательное изучение. Тщательное изучение начинается как акт индивидуального критического мышления и может перерасти в группу людей с похожими наблюдениями, которые повторяют свои критические замечания друг другу. Их слова всегда находят новые уши, заражая их отвращением к рассматриваемому продукту.

Чтобы уберечься от такой критики, бренды пытаются контролировать информацию о себе, чтобы убедиться, что повествование остаётся положительным.

Например, кабельные новости с радостью рекламируют сомнительные пищевые добавки, не упоминая о том факте, что Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) никогда их не регулировало. Самый последний закон, принятый по этому поводу – Акт о диетических добавках для здоровья и обучения 1994 года (Dietary Supplement Health and Education Act of 1994) – даёт гарантии, однако если вы будете смотреть только кабельные новости, вы никогда не узнаете, что лоббисты – причина, по которой этот закон был принят, или что сенатор Оррин Хэтч, имеющий тесные связи с лоббистскими фирмами из этой отрасли – сыграл важную роль в защите данного закона.

Это очевидный пример, однако влияние рекламы может быть и более тонким. Чтобы продолжать получать прибыль от рекламы, сети должны поощрять зрителей не изучать тщательно рекламу. Наилучший способ сделать это – отговаривать нас от мысли о том, что тщательное изучение является необходимым. Я считаю, что им это удаётся, когда они предоставляют людям столь желанный комфорт. Это значит, что нужно учитывать конкретные демографические факторы и усиливать все предубеждения группы. Конечным результатом является человек, которому кажется, будто канал «понимает его», поэтому не станет показывать рекламу, приносящую вред зрителям.

Это возвращает нас к YouTube.

Если вы поклонник создателя контента, который регулярно публикует свои материалы на YouTube, вы, возможно, слышали о «рекламном апокалипсисе», недавней дилемме, с которой столкнулся сайт после того, как рекламодатели стали пренебрегать пользовательским контентом и платить меньше денег. Конечный результат был большим шагом вперёд: YouTube создал новую систему фильтрации и прочие инструменты, которые «оберегают» рекламу от дискомфортного контента. Это означает блокирование рекламы при показе расистского контента, а также видеороликов от создателей, которые обсуждают текущие события или прочие запретные темы – например, суицид или критика военных действий со стороны правительства США.

Я один из таких людей. Я создал канал на YouTube в 2006 году. Я начинал с мультфильмов, после чего переключился на комедийные скетчи и пародии песен. Сегодня же я снимаю документальные фильмы и ежедневно анализирую текущие события. Мои темы всегда были связаны с наименее приятными вещами в мире, и хотя моя философия развивалась на протяжении многих лет, я думаю, что эта категория контента является жизненно необходимой. В ближайшее время я не планирую прекращать свою деятельность, но я больше не могу зарабатывать деньги на рекламе. Из-за введённых ограничений мой теперешний доход составляет всего 30 процентов от того, что было раньше.

Слово «бомба» нельзя употреблять. То есть, если в названии или содержании видео есть слово «бомба», то его немедленно или в конечном итоге «демонетизируют». Можно попросить, чтобы решение пересмотрели, и, как правило, после этого видео снова монетизируется, однако его классифицируют в соответствии с тем, что в нём упоминается. Когда компании покупают рекламу, он могут выбирать категории, в которых они не хотят показывать рекламу своей продукции. Это может быть как контент, разжигающий ненависть (так и должно быть), так и то, что является «неудобным» – то есть не показывает вам идеальный мир потребления.

Поскольку тема бомбардировки других стран (то, о чём люди предпочитают молчать) является дискомфортной, бренды и платформы, по сути, говорят создателям контента: «Не тратьте понапрасну свой труд, поскольку он не окупится». И хотя снимать видео – это круто, без усилий здесь не обойтись. И хотя многие создатели, включая меня, будут продолжать говорить об этом, независимо от того, получают ли они за это деньги или нет, данная модель по-прежнему препятствует такому контенту. Это как сказать: «Вы не должны этого делать».

Такие изменения имеют несколько последствий:

• Они определяют, каким компаниям можно поднимать «плохие темы». Как и следовало ожидать, данная привилегия в основном предоставляется телевизионным сетям, принадлежащим крупным медиа-компаниям. Такой вид СМИ гораздо более предсказуем, нежели контент, который загружается пользователями бесконтрольно. Телевизионные сети фильтруют контент, который рекламодатели считают нежелательным, а также обеспечивают предсказуемую аудиторию, которая не может предоставить обратную связь – в конце концов, у телевидения нет раздела комментариев.

• Они определяют контент, связанный с образом жизни. В случае с телевидением это то, что показывают каналы TLC и HGTV. В случае с YouTube это игровой контент, уроки по макияжу, семейные влоги, распаковка посылок, партнёрские ссылки и так далее. Создателя просят загрузить контент, основанный на обзоре продукции и образе жизни, который он ведёт. Это контент, стимулирующий потребление.
Если вам комфортно, вы счастливы и не прочь опубликовать контент, ориентированный на потребление, вам повезло: вы дружелюбно относитесь к рекламе. Если вы говорите о дискомфортной реальности, то вы враждебно относитесь к рекламе – на каком-то уровне, по крайней мере.

Это не значит, что рекламодатели должны показывать рекламу своей продукции или услуг в видео, в котором речь идёт о гибели детей в результате химической атаки. Я понимаю, что убийство детей – не рекламный материал. Я не тупой. Тем не менее, сама идея о дружелюбном отношении к рекламе разоблачает главный недостаток капитализма: реальность, которая выгодна – это ваша реальность.

Формирование вашей индивидуальной реальности (в отличие от той, которую мы все испытываем) путём контроля контента, который должен способствовать потреблению, отделяет нас от коллективной реальности.

Мне никогда не нравился термин «безликое стадо». Я считаю, что люди принимают рациональные, разумные решения в контролируемой среде. Я также думаю, что когда мы остаёмся наедине со своими мыслями, чтобы переварить информацию, льющуюся беспрерывным потоком, мы все испытываем страх.

Существует внутреннее противоречие между массовой перегруженностью рекламным контентом и глубокими, серьёзными вещами, бурлящими под поверхностью. 24-часовой цикл новостей сейчас, по сути, заполнен политическими сплетнями, которые постоянно прерываются, чтобы продать вам лекарство от запора и прочих заболеваний. Время от времени кто-то делает или говорит то, что пробивается сквозь внешний лоск, требуя признания самого последнего злодеяния, произошедшего в той или иной стране, о существовании которой мы благополучно забыли, и нам показывают кадры мёртвых детей, пока мы обедаем пищей, разогретой в микроволновке. Но, как правило, нам всем преподносят информацию, «упакованную» таким образом, чтобы она не вызывала особого дискомфорта.

Как мне кажется, сегодня реклама с идеальными образами оказывает прямо противоположный эффект. Чем больше я наблюдаю безупречный мир, тем меньше я в него верю. Это как если бы во время каждого рекламного ролика кто-то кричал на заднем плане: «Идёт ужасная война за нефть!» или «Этот продукт был сделан при помощи рабского труда!».

Мой мозг видит этот воображаемый мир и реагирует, вызывая мысль «Люди умирают, чтобы у вас было это бессмысленное дерьмо!».

Мир предоставляет контекст, который продолжает питать экзистенциальный страх внутри меня. Всякий раз, когда я вижу образ идеальной американской жизни, что-то говорит мне, что всё будет хорошо, только если я приобрету этот продукт или пойду в это место. Однако я не должен забывать, что это не весь мир.

Я знаю, что я не одинок, когда говорю это: я больше не могу.

Комментарии

Читайте так же

Подписывайтесь на свежее

Только самое интересное на ваше e-mail